Воскресенье, 21.07.2019, 11:28
Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас, Гость · RSS
Меню сайта
Рекламный блок
    
 Статьи
Главная » Статьи » статьи Джаудата Абдуллина

Воспоминание.Часть 1

ОТ АВТОРА

Всем доброго времени суток. Этим своим материалом-воспоминанием я предлагаю нашим старожилам, аксакалам, ветеранам мини-футбола начать писать нашу собственную, пусть и виртуальную, книгу-летопись казанского и республиканского мини-футбола. Нам же перевалило за двадцать. Нам же есть что вспомнить, честно, без купюр. Есть что написать, с учетом того, как образно и с удовольствием любят заполнять страницы этого сайта такие уважаемые люди, как Павел Федорченко, Андрей Горнаев, Сергей Миронов, Сергей Круглов. Да и Сергею Рожкову, наверняка, уже есть что написать, вспоминая 13 своих лет в «миньке». Давайте же «напряжемся», пока Новый год подарил нам почти две недели входных, а Федерация не «обременила» участием в каком-либо турнире. Вспомним, каждый свое, а вместе – все. Все, что касалось прошлого и настоящего казанской «миньки».

Начало. Школа номер 11

- «Ты помнишь, как все начиналось», - спел-спросил Андрей Макаревич. – Да, ни хрена не помню! – «Все было впервые и вновь», - не унимался певец-повар-дайвер. «Ну, это бабушка надвое сказала. Вон, Паша Федорченко говорит, что не впервые все было, и не вновь. «Коллега», - говорит, - «твой, Валера Нугманов, проводил до меня турниры по мини-футболу». Я недоумеваю. Как он мог чего-то там проводить, когда мини-футбола, как такового, в природе не существовало? Первый чемпионат мира по мини-футболу состоялся в 1989 году, это я как раз помню. Я читал об нем в «Футбол-Хоккее». Первый НАШ турнир прошел в 1990 году. Кубок на призы Центрального стадиона. С какого перепугу Нугманов что-то мог организовывать раньше наших соревнований? Хотя «что-то» он, конечно, мог провести, в этом я убедился, сыграв в девяностые годы на одном из его турниров. Ну, как провести… Хреновенько. Это же Нугманов!

А мы до старта в 1990 году на первом мини-футбольном турнире, играли себе в дворовой компании во дворе же средней школы номер 11 по улице Островского. Ну, это напротив бывшего городского ГАИ. Сейчас там и ГАИ уже нет давным-давно, и школу в прошлом году снесли, к чертям собачьим, вместе с ее двором. КОЗЛЫ! Мою школу снесли…

А компания у нас была разномастная. Эдик Олонов, ныне заместитель министра – начальник управления нормирования в области охраны окружающей среды РФ, Председатель комиссии по развитию водного поло в региональных отделениях ФВПР; мастер спорта. Вовчик Власов, шахматный тренер, первый наставник Тамары Чистяковой, как утверждает интернет, четырехкратной чемпионки Европы и мира среди юных шахматисток. Серега Бережнев, начальник управления организации расчетов ЗАО «Татгазинвест». Шамиль, Ильдар, Гришка Дьяков, Марат Кажбиев, я, тогда еще молодой, и, трудно в это поверить, худой и волосатый. Простите, кого не вспомнил в числе завсегдатаев наших мини-футбольных, как потом выяснилось сражений. А тогда мы наше времяпровождение называли бесцеремонно – «футбольчик».

Кто первый прочитал о том, что в Казани будет турнир? По телевизору услышал? Сороку поймал, которая на хвосте несла эту новость? Макаревич спрашивает – «Ты помнишь?» Нет, Андрей Владимирович, не помню.

Зато помню, как сыграла команда «Кино», как ее называл ее я, фанат этой группы и Виктора Цоя, который и собрал команду на участие в турнире. Все три матча в группе проиграли, две с минимальным счетом, одну «минус 11». И больше не заявлялись. Нас так обыгрывают, а мы еще деньги за это плати…Мы же, не дураки.

Продолжение. КГУ

Я к тому времени начал играть в мини-футбольных соревнованиях чемпионата КГУ. Два курса не играл, 1990 и 1991 годов, вообще не знал о существовании подобного чемпионата. Нет, я попробовал себя в футбольной секции КГУ еще на первом курсе, но меня не выбрали. Тренер в очках, разбил нас на команды, посмотрел в действии, назвал номера людей, которые остаются в команде, и становятся кандидатами в сборную КГУ. Меня не назвал. Годы спустя, Олег Юрьевич Флегонтов (а это был именно он, в будущем начальник ФК «Рубин», ныне спортивный директор ФНЛ, футбольной национальной лиги) говорил мне, - «Джаудат, ну, если бы я знал, что у меня в группе есть такой фанат футбола, как ты, конечно, я тебя бы взял в команду…» Хотя я играл хреновенько, а потому сразу сориентировал себя на роль вратаря. Раз не умеешь играть сам, не мешайся, стой в воротах! Кстати, не мешало бы многим нынешним любителям, либо при высоких должностях, либо с большими деньгами, также учесть мой опыт, и ограничивать время своего нахождения на площадке. Не мешать…

Раз меня не брали в сборную, пришлось набирать команду самому. На третьем курсе КГУ, первый раз собрал сборную факультета журналистики. Ну, как уж сборную, сплошные подставы. «Ты помнишь», - интересуется Макаревич. Даже близко не могу припомнить, из кого я тогда собрал команду? Мало того, что они в футбол играть не умели, так еще и туповаты были. Когда я по тихому попросил одного, не давать бить мне издалека, потому, что зрение у меня было минус пять, а линз тогда еще не носил, он на весь спортзал КСК КГУ УНИКС как заорал, – «Ребята, у нас вратарь слепой. Не даем бить издалека». Заорать заорал, а вот бить потом не препятствовал.

Своих я тогда не запомнил, а вот противников, в принципе, припоминаю. Несколько человек играло за Физфак, тогда один из лидирующих в плане футбола факультетов КГУ. Ну, как лидирующих, был там один футболист Вася, а остальные тоже подставы – нынешний тренер КГ(Ф)У по мини-футболу Влад Лихачев, тележурналист Тимур Бикмурзин, и так далее. Васю я запомнил еще по стройотряду в Молдавии, где мы были в одном отряде, вместе, кстати, с Маратом Загидулловым, будущим главой исполкома Казани, собирали овощи на местных грядках. Ну, как собирали, я, Марат, и остальные, собирали, а Вася с корешами пил безбожно. Хотя это отдельная история.

Я, кстати, на том чемпионате КГУ сам впервые попробовал себя в роли подставного. Команда экономфака, абсолютно мертвая на тот момент, проиграла тем же физикам – 1:20, и, каким-то образом, пригласила меня встать на ворота их команды. Следующий матч Мехмату мы проиграли – 1:13, и новые партнеры по команде очень хвалили меня в раздевалке. Был среди них и один негр, может быть, первый легионер новой России?! Играть он не умел, но как только я отбивал мяч, прямо по ходу игры останавливался,  начинал хлопать в ладоши, и кричать «Браво!». Ей Богу, не вру!

Познакомился я тогда с Сашей Егоровым. Он играл за факультет филологии. Ну, как играл, какие у филологов футболисты, мучился. Договорились мы выступать в одной команде, я, Зуфар Хамадрахимов из моей группы, (называю группу 1391 своей, так как на тот момент стал не только старостой группы, но и спорторгом всего факультета), Саша, Марат Минсафин, из филологов. Кто стал пятым в команде, Андрей Владимирович, даже не спрашивайте. Правда, опыт знакомства на футбольной площадке с Сашкой был не из самых приятных. Сошлись мы, я и моя подставная команда экономистов в дерби за девятое, предпоследнее место чемпионата КГУ с вечными аутсайдерами, с химфака. Мы вели в один гол, мяч ушел в аут. Саша показал, что вводить его должны были экономисты, а ввели химики и забили гол. Который Егоров не отменил. – «Я же не Масгут Махмутович», - обосновал свое странное решение Саша, намекая на главного судью соревнований Масгута Махмутовича Сафина.

Кстати, насчет первого легионера, я, возможно, погорячился. Одним из лидеров чемпионата КГУ была команда Мехмата, сборная мира. Армянин Айвазян, грузин Батнидзе, иорданец Насер, русский Лихачев… Кто был пятым, «ты помнишь?» Господин Макаревич, я вас умоляю….

А с Масгутом Махмутовичем нас разлучила только его смерть. Мы с ним, скажем так, частенько расходились во мнениях. Что-то не устраивало меня, и я критиковал чемпионат  в студенческой газете «Казанский университет». В ответ он обижался, что-то мне высказывал, но уже лично, без посредников в лице газеты. А мы, на факультете, тоже начали вовсю «химичить» с составом. Вначале Егоров привел знакомых ему футболистов, и мы заняли в 1994 году третье место в чемпионате КГУ. Для факультета это было не достижением, а…. Ну, как третье место сборной России на чемпионате Европы 2008 года. Восторг, триумф, именины сердца. Годом ранее, не 2008-го, а 1993 года, сборная журфака заняла третье место на легкоатлетической эстафете. Впервые в своей истории. Я, кстати, бежал последний этап. Наш студент Костя Васильев постоянно побеждал на университетских соревнованиях по настольному теннису. Мне кажется, такого повсеместного спортивного подъема у факультета журналистики КГУ никогда не было, и вряд ли уже будет. Он тогда носил 13-й номер в КГУ, и где-то около этого места крутился на всех университетских соревнованиях. А вот в мини-футболе команда еще дважды завоевывала призовые места. В 1996 году, когда я привел в состав Андрюху Горнаева, Олегина Игнатьева, Кирилла Шайхутдинова, «Молния», двух игроков тогдашней команды «Старт», и мы стали серебряными призерами чемпионата КГУ, уступив в финале сборной географака с великолепным в те годы Маратом, если не ошибаюсь, Мифтаховым, по прозвищу Пеле. Кстати, перед этим полуфиналом у нас состоялись четвертьфинал с юрфаком и полуфинал с истфаком. Перед четвертьфиналом кто-то привел в УНИКС Рамиля Харисова. Пока писал, вспомнил, кто привел – Антоха Снегуренко, ФК «Рубин», чемпионат России по второй лиге 1993 года, а тогда студент физфака. Сказал, что «У вас нет шансов с юристами, а это игрок «Рубина». «Харис» на тот момент прогремел тем, что во время одного из матчей второй лиги за «Рубин» он забил два гола за нашу команду, и его фамилию на табло Центрального стадиона написали латинскими буквами. – «С удовольствием сыграю в этом спортзале», - сказал Рамиль, оглядывая лучший на тот момент спортзал Казани, и, видимо, сравнивая его со своим институтским, зашарпанным. Но на игру так и не пришел. В результате мы выиграли и у юристов – 2:0, и в нашумевшем полуфинале с историками – 2:0. Почему нашумевшем? Капитан истфака Руслан Атнагулов, сам перед нашей встречей проведший нехилую трансферную компанию, пригласив Женька Примерова из КАИ, Рому Романова из «Татинкома», Ильдара «Ливси» из «Идели», минуты за две проигранного уже нам матча, сменился с ворот, сел на скамейку запасных, нашел где-то лист бумаги, ручку, и начал писать Масгут Махмутовичу. - «Признаю, что у меня в команде играет трое (или четверо) подставных, но у журфака их ВОСЕМЬ человек. Требую переиграть матч». За точность не ручаюсь, но смысл бы такой. Со стороны это смотрелось смешно, а то, что наш Кирилл Шайхутдинов, пришедший на игру прямо с обеденного перерыва в «Интехбанке», отправился после игры в травмпункт, было совсем не смешно. Руслан, в борьбе за мяч, пробил ему дыру в губе. Вот так наши мини-футболисты могут «сходить, пообедать».

А за истфак в матче за третье место вообще никто не пришел. Пришлось среди других подставных выходить на поле Гумеру Нафиеву из юрфака, ныне заместителю прокурора Казани.  

В 2000 году сборная журфака, наконец-то, выиграла чемпионат КГУ. Я тоже провел в составе той команды один матч, «наиграв» на почетную грамоту от деканата. Мне было уже 32 года, я шесть лет как закончил учиться. Соперники мне напрямую сказали,  «Джаудат, ты стал чемпионом. Не играй больше». Костяк той команды чемпионов составили Стас Голле, Руслан Хабреев, Евклид «Грек» Харалампиди. А еще кто? Ты помнишь? Андрей Владимирович, сразу нет.           

А вскоре умер Масгут Махмутович. К тому времени он еще успел провести один или два турнира выпускников. На одном из них сборная журфака уступила команде юрфака – 2:5. Четырежды судья-информатор объявлял, что «Гол забил Ильсур Метшин». «Кто такой?» - думал я, ознакомившийся за восемь лет участия в соревнованиях КГУ с составом юрфака. Равиля Вахитова я помнил, Камиля Шаймарданова, капитана команды начала девяностых годов Дамира, дай Бог памяти, как его фамилия? Ну, он еще потом руководил Волжско-Камским банком и играл за его футбольную команду на турнире «Ак Барс Банка». Бабая, который учился на юриста, а повадками напоминал уголовника. А про футболиста Метшина я до того момента ничего не слышал. Потом только услышал, спустя два месяца, когда он стал вначале руководителем МУП «Казанский посад», а вскоре градоначальником Нижнекамска.

А через год умер Масгут Махмутович. Прямо на игре чемпионата выпускников. Я ее судил, когда Сафин сменился, но не успел сесть на скамейку запасных и упал у меня за спиной. Инфаркт… Димон Цуриков, почему-то бывший в тот момент в УНИКСе, пытался вернуть Масгута Махмутовича к жизни с помощью искусственного дыхания, но безрезультатно. Вечная, вам, память, Масгут Махмутович…

Городской мини-футбол 

Состоявшееся знакомство с Сашей Егоровым в 1992-м вернуло меня в городской чемпионат. Работал он в какой-то фирме «Лаэкс», которая и стала спонсором нашей команды для участия в турнире на призы Центрального стадиона. Выступили мы опять не удачно, факультетская команда не была настолько боеспособна, чтобы оказывать сопротивление городским, но я познакомился с игроками «Фортуны». Оскаром Кушаевым, до последнего времени игравшим за «Ак Барс», Игорем Лукояновым, который и по нынешнее время там выступает, возобновил знакомство с Олегом Гареевым, который вместе со старшим братом Сергеем играл у меня в первом чемпионате за команду «Кино». Наше знакомство оказалось взаимовыгодным. Во-первых, ребята пригласили меня на матчи в «Трудовые резервы», в спортивном зале которого в девяностые годы собирались многие любители мини-футбола. Зимой гоняли по вечерам в спортзале, по воскресеньям оккупировали теннисный корт, летом бегали на спортивной площадке медуниверситета, рядом с кладбищем. В смысле, площадка находилась рядом с кладбищем, а не сам медуниверситет. Там я вначале познакомился с игроками команды «Арника», за которых впоследствии выступал, потом с футболистами «Наполе», или как его называли, дублем «Молнии». Один из игроков того «Наполе» Ринат Сибгатуллин до сих пор играет, сейчас защищая цвета «Шторма».

А тогда играли мы неудачно, ни разу не выходя в число четвертьфиналистов. А, может, и удачно, судите сами, я сетую на то, что мы не выбивались в четвертьфиналы, а это, на секундочку, восемь сильнейших команд города. СВМ, «Стадион», «Беда», потом «Татинком», «Экономист», та же «Молния», «Эрви», «Абак», «Синтез» - какие команды были… Какие люди в них играли… «Беда», например, ограничивалась четырьмя-пятью футболистами в составе, Вадяй, Рома Романов, Димон, Эдик… Знающие люди шушукались - «братва». Но вели они себя, надо отдать должное  ребятам, вполне адекватно. Вот кто поразил своим «чисто-конкретным» поведением, так это «Эдельвейс». Причем, не футболисты, а их болелы. Окружали мини-футбольную площадку машинами, по осени там и сидели, и гудели в клаксоны, когда их футболисты забивали гол. Потом вылезали из машин, вразвалочку семенили к отличившимся футболистам, обнимались, вразвалочку возвращались обратно к своим машинам, откуда подавали знак судьям, мол, свисти, можно продолжать игру… СВМ, помнится, в матче плей-офф, чморили всю игру, Проиграв же, уважительно их поздравили, подарили несколько бутылок газированной «отравы» «Кристина» и что-то еще. Правда, «Эдельвейс» играл совсем недолго, потом команда исчезла. Болел их, я надеюсь, пересадили из автомобилей в другие теплые и отапливаемые помещения. А право представлять «братву» перекочевало к «Волне».

Вадяя, кстати, из «Татинкома», каюсь, я сломал. Выиграли мы у них тогда – 5:1, а мы неудачно столкнулись еще в начале матча. Мне ничего, а он травмировался, и так после этого и не восстановился. А ведь бывал лучшим бомбардиром наших соревнований. Прости, не хотел.

Про «Эрви» говорили, что это футболисты юдинского «Локомотива», по существу, первой иногородней участницы городских соревнований. Про «Стадион» шушукались, что цель этой команды, состоящей из ветеранов футбола, выйти в стадию плей-офф, а там команду усиливали, то братья Камалетдиновы, то Дима Благов, то Искандер Шайхов… Точно не могу сказать, за фактами желающие могут обратиться к Паше Федорченко, а я пересказываю то, что говорили в подвалах мини-футбольного сообщества.

«Экономист», возможно, была первой студенческой командой мини-футбольных соревнований. Тренировал команду Ильдар Абдуллин, а игроков я, честно говоря, помню только из последних составов – Тимура «Калину», Марата «Зидана» Шарифуллина, ныне заместителя министра экономики, «Малой Кина», бывшего КВНщика, а ныне одного из руководителей татарстанского «Комеди Клаб». 

Кстати, Паша Федорченко, Димон Цукер, Андрюха Горнаев, Олегин Игнатьев, Серега Рожков, который еще появится позже, и все остальные, к которым я обращаюсь запросто, не сочтите это за фамильярность. Как в жизни с вами разговариваю, будучи знакомым по 10-15 лет, так и здесь. Сами понимаете, это не официальный материал, это мои воспоминания о нашем с вами мини-футбольном братстве.

От СВМ мы, обитатели мини-футбольных «подвалов» ждали, когда же они сопьются. Двигались, ребята, к этой цели семимильными шагами. Пили, как нам кажется, после каждой игры, которые проходили в субботу-воскресенье. Мне как-то довелось бежать осенний 10-километровый кросс на призы городского спорткомитета с футболистом СВМ. Он по пути жаловался, что «бухали, после вчерашнего матча до пяти утра на скамеечке рядом с мини-футбольной площадкой». Вскоре наши надежды и чаяния сбылись. Всеобщая алкогольная интоксикация привела к тому, что весь состав СВМ куда-то подевался. Правда, вместо него появились другие, как нам говорили, молодежь из «Мотора». Вскоре, впрочем, исчезли и они…

Кстати, на том же десятикилометровым пробегом, который осенней порой разбавлял мини-футбольные соревнования, едва не пробежался олимпийский чемпион. В 1998 году это было. Чемпионом был Андрей Трефилов, победитель Олимпиады 1992 года по хоккею. Когда я увидел его малознакомую физиономию в толпе участников пробега, долго не мог понять – откуда он. – «Из «Ак Барса», сказал Андрей, еще больше меня озадачив. «Ак Барс» как раз тогда играл в мини-футбол, собрав команду на основе футболистов-банкиров. Когда все, наконец, разъяснилось, мы побежали, но спустя метров двести Трефилов со словами – «Я так больше не могу», сошел с дистанции. В упрек ему могу заметить, что СВМщик, даже с похмелья, километров пять тогда пробежал точно, до того, как я его обогнал, и он пропал у меня из виду.  

СВМ дважды мешал моему новому коллективу выйти в четвертьфинал турниров Центрального стадиона. Тогда я, работая в газете «Молодежь Татарстана», и будучи там в роли профорга, бесплатно выставлял на несколько турниров своих новых друзей-приятелей из «Фортуны». Мы кого-то обыгрывали, однажды со счетом – 5:1 переиграли финалиста предыдущего турнира «Беду», а потом СВМ дважды «сдавал» нашим конкурентам игры, из-за чего мы свои выступления в соревнованиях заканчивали.

В 1997 году в один из турниров Казани, боюсь ошибиться, Кубок или чемпионат это был, состоялся первый выход вашего покорного слуги с командой в четвертьфинал. Соревнования тогда проводились по новой формуле. Было две «высшие лиги», три сильнейших команды которых сразу выходили в четвертьфинал. И одна «первая лига», две сильнейшие команды которой в одном матче оспаривали себе право сыграть в одной четвертой с двумя командами, ставших четвертыми в двух «вышках». И вот одна из второй лиги, а именно команда «Кара алтын» пробилась-таки в четвертьфинал, обыграв неудачника «вышки» «Татинком». Интересные были турниры, кстати, как у команд групп сильнейших, и дружин слабейших. В последней третье призовое место заняла команда телекомпании «Эфир», во главе с капитаном Марселем Бикбаевым. (Кто может, киньте ему ссылочку на материал.) А солировал в том коллективе молодой Леха Мульдияров, ныне «Орион». В счастливчике «Кара Алтыне» капитанил нынешний ректор Академии Государственного и муниципального управления при Президенте РТ Андрей Ершов. (И ему ссылочку можно. Если вдруг среди читателей оказались студенты этой Академии).

Так как этот материал представляет собой личные воспоминания, раскрашенные «байками», то нелишне будет вспомнить, как мы тогда выходили в четвертьфинал. Происходило это в нашей игре с «Эфиром», который повел то ли с преимуществом в три, то ли в четыре гола. За «эфировцев» неистово болели игроки «Волны», которые сыграли с ними вничью, а нам уступили. Тот фрагмент матча я могу назвать первым опытом практически фанатского боления на нашем мини-футболе, сравнимого с нынешним болением на матчах «Давыла». Примерно, в соотношении один к десяти. Когда мне надоело слушать орущих «волновцев», я им объяснил, что победа «Эфира» выводит телевизионщиков в плей-офф с первого места, нас оставляет на втором, а «Волна» «идет курить бамбук». Что тут началось… Весь второй тайм нас гнали вперед скандирования новоприобретенных фанатов, а когда мы сравняли счет – 7:7, устраивавший и нас и «Волну», нас, что называется, «искупали в овациях». Даже ящик пива пообещали, но обманули.

А вот мы с этим не обманули. Но обо всем по порядку. Где-то в 1998 году состоялось мое знакомство с какой-то компанией футболистов. Серега, Робяс, Рафа, Рустик, Артур, Айрат, гоняли мяч на территории «Трудовых резервов», куда мы пришли с компанией Вовчика Митряева, Димона Опарина и еще кого-то. Мы сыграли раз, договорились на следующее воскресенье.

Потом прошел какой-то турнир, «организованный» Нугмановым. Организованный в кавычках, потому, что Валерий Кагарманович и «организация», понятия не тождественные. На турнире, кстати, впервые участвовала сборная журналистов, я, Саша Егоров, Нугманов, мужик из «Республики Татарстан», который перед одной из игр на вопрос о самочувствии, ответил: - «Нормально. Я обычно 15 километров бегаю, а сегодня только семь пробежал…»

Финал разыгрывали между собой футболисты «Молнии» и «Ориона», перемешавшиеся в составах друг с другом, и яростно боровшиеся за первое место. До крика, до мата, едва ли не до драк. А третье место легко заняла команда «Сатурн». Игроки которой решили дебютировать в официальных соревнованиях, после такого-то успеха…

Кроме того, на том неофициальном турнире выступали сразу две команды фанатов «Ак Барса» и «Рубина». Играли, не заморачиваясь, кто в чем, либо совсем без футболок. Прибегали на смену, и жадно пили… водку. Я судил ту встречу, до сих пор живы ощущения «сумасшедшего дома».

Сезон 1998 года запомнился очередным выходом в четвертьфинал, уже в составе «Молнии». Впрочем, не «Молния» это была, а какой-то модифицированный вариант. В воротах Денис Быков, ныне «Казаньоргсинтез», в защите Рома Дегтярев, до последнего времени «Волга», я в поле.

Примерно в то же время, в девяносто каком-то «мохнатом году, состоялся первый, и, к сожаленью, единственный товарищеский матч между сборными журналистов, газетчиков и телевизионщиков. Судили ту игру Цукер и покойный Фарид Хабреев, отец Руслана Хабреева. С Альбертом Хабреем, «БИМ-Радио», «Орион», прошу не путать, он однофамилец.

Играли почему-то по пять в поле. Причем, в первом тайме в воротах стоял Руслан Ишмухаметов, фотограф «Казанских ведомостей», я в поле бегал. Проиграли мы – 2:5 в первом тайме, после чего Александр Медведев, «Республика Татарстан», собрал нас у скамейки, меня сразу в сторону отодвинул – «Ты в ворота станешь». Леху Мульдиярова, ныне «Орион», тогда работавшего в «Казанском времени», и Стаса Голле, ныне «Профавиа», студента журфака, двинул в нападение, и выиграли тот матч «перья» у «камер» – 8:6. Нугманову Медведев приказал играть в защите, а как только тот переступал за центр поля, Александр Владимирович орал на весь УНИКС – «Стоять! Куда побежал!» Вот тогда был первый и единственный, пока, матч, в котором принимали участие исключительно журналисты и работники СМИ.

Вскоре состоялся еще один товарищеский матч, теперь уже между командами СМИ и руководством ФК «Рубин». Гендиректором «Рубина» тогда был Ильгиз Фахриев, нынешний руководитель городского спорткомитета Казани, в составе команды был Искандер Шайхов, нынешний спортивный директор ХК «Динамо-Казань» по хоккею с мячом. Играли за команду тренера «Рубина», все мастера большого футбола, а за журналистов отлично сыграли Тимур Бикмурзин, Артур Каменский, который и организовал этот товарищеский матч. Журналисты выиграли, что меня совсем не порадовало. Дело в том, что в той игре я защищал ворота «Рубина», потому, что они прибыли без голкипера, а их тренер Алексей Семенов, бывший вратарь «Рубина» еще по первой лиге чемпионата СССР 70-х годов, категорически отказался становиться в мини-футбольные ворота. Пришлось стать мне, а в журналистские встал Цукер. (Ну, куда без него. «Журналист», «фанат», «экономист». Тут еще кто-то в «ветераны» хотел его определить).

Кстати, ФК «Рубин» сейчас «отдает долги» СМИ за счет сына Ильгиза Газизовича, который учится на факультете журналистики КГ(Ф)У – Руслана Фахриева. Он уже принял участие в матче «2013 минут», а в декабре 2011 года выступал за СМИ РТ на турнире КФЛЛ. Мог бы, кстати, за журналистов сыграть и Руслан Хабреев, выпускник журфака КГУ, сын следующего, после Фахриева, гендиректора «Рубина» Фарида Хабриева, но Руслан, к сожаленью, в нынешнее время ушел из журналистской профессии.

«Сатурн», «Дружба», БИМ-Радио, и снова «Сатурн»

С 1999-го в моей жизни на десять лет появилась команда «молодости нашей». Та, которую я называю родной, даже уйдя из нее. Название предложил Димон Опарин, «Шлеп-нога», как его почему-то называет другой Димон, Цукер. Мы, кстати, успели поиграть вместе в еще одной дружине, «Марсель», по-моему, или «Балтика». Опарин, Женек Примеров, я, Санек Бирючевский, ныне «Победа», в поле, Цукер на воротах. Если не ошибаюсь, за нас еще играл его друг Рабинович, (серьезно, это его настоящая фамилия), и еще один мужик, по профессии паталогоанатом. Зачем мы назвались «Марселем» или «Балтикой», хотя имели полное право называться «Ужасом нашего городка», я не знаю. Проиграли – 1:16, после чего в раздевалке Опарин заметил, - «А я своей игрой доволен. Я гол забил». Вот Опарин-то и предложил Сереге Рожкову, да, именно ему, название «Сатурн», как в Раменском, под которым ребята и дебютировали в официальных соревнованиях. (Пророческим оказалось название. Команды прекратили существование практически одновременно). В команде тогда был еще один молодой пацан Айрат, подававший очень большие надежды, прибавился сосед Сереги по дому Костян Филиппов, который привел двух своих друзей по КХТИ – Линара «Лысого» Гиниатуллина и Леху «Лелика» Корсукова. Какое-то время мы поиграли под названием «Сатурн», потом поменяли его на «Дружба», имея за это какие-то преференции от одноименного кинотеатра. Даже форма у нас была какого-то ядовитого цвета. И, бог его знает как, мы свели знакомство с «БИМ-Радио». Кажется, меня свел с радийщиками Артур Каменский. На самом деле он Игорь Богачев, но на «БИМе», а потом на СТС работал под псевдонимом Артур Каменский. Сейчас уехал работать в Москву, где фамильный псевдоним оставил, а имя взял родное – теперь он уже Игорь Каменский.

Короче, Каменский к тому времени свалил из «БИМа» на Шестой канал, а «БИМу» для какого-то турнира понадобились футболисты. Мы сыграли, видимо, себя проявили, и стали с того времени выступать под новым названием, причем, нам иногда даже платили какие-то премиальные. Вам сейчас смешно, дорогие читатели, нынче премиальные только ленивые команды второй лиги не зарабатывают, но я сейчас пишу о событиях 10-12 летней давности. Когда на вершине казанского мини-футбола воцарились «Салдан» и «Сухая река», впоследствии «Риф-Эль», а внизу «копошились» остальные, в том числе, и мы.

Продолжение следует.

Ваш Джаудат АБДУЛЛИН

Категория: статьи Джаудата Абдуллина | Добавил: sergey (22.12.2011)
Просмотров: 1184 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 5.0/4
Всего комментариев: 1
1 Hendri  
The paragon of understanding these isuses is right here!

Имя *:
Email *:
Код *:
Федерация мини-футбола города Казани